Небо Ваджра над Тибетом.

 

Хотя буддизм продолжает жить в тибетской части Китая, массовый исход буддийских учителей нанес ему тяжелый урон. Режиссер вспоминает: «Во время нашего путешествия по Тибету люди постоянно повторяли нам одно и то же – мы хотим, чтобы наши учителя вернулись, нам нужны наши учителя». Ламы являются важным звеном передачи традиции. Когда Китай захватил Тибет в конце 1950-х, многие признанные буддийские учители бежали в Индию и другие сопредельные с Китаем страны.

В фильме сняты самые известные религиозные центры буддизма – монастыри Ганден и Дрепунг неподалеку от столицы Тибета Лхасы, ступа Гьянце Кумбум, монастыри Залу, Ташилунпо. Съемочная группа периодически подвергалась проверкам, хотя они «не снимали ничего, что могло бы быть сочтено некорректным с политической точки зрения».

«Мы не просили никакого специального разрешения на съемки фильма от китайских властей, и нам его никто не давал. Мы просто приехали в Тибет как паломники, - вспоминает он. Мы снимали в местах, открытых для публичного посещения. Мы хотели запечатлеть тибетские религиозные традиции. Мы не делали ничего особенного». «К сожалению, нам не удалось заснять интервью с людьми, поскольку мы боялись навлечь на них неприятности со стороны властей», - поясняет Буш. «Так что мы просто рассказываем то, что услышали от людей в частных беседах, переедаем их мысли».

По словам режиссера, люди на Западе часто удивляются, что после стольких лет китайского господства тибетцы продолжаю сохранять такую сильную веру. «На Западе существует ошибочное мнение, что буддизм в Тибете умер. Мой опыт свидетельствует об обратном. Несмотря на все репрессии и сложности, с которыми пришлось столкнуться тибетскому буддистскому сообществу, они смогли сохранить сильную веру и преданность своим традициям».